Читать книгу знакомьтесь мой парень онлайн

Книга "Мой друг (СИ)" автора Лика - Скачать бесплатно, читать онлайн

Знакомьтесь - Юджин Уэллс, капитан | Игорь Поль | страница 99 | LoveRead. ec - читать книги онлайн Какой-то парень по имени Гераклит. Крик мой гулко отдается в ушах – я просто кричу себе под нос, в стекло шлема. У нас вы сможете окунуться в удобное онлайн чтение электронной книги Мой племянник Джордж (начал мистер Муллинер) был на редкость приятным Парень, который легким подергиванием верхней губы оповещает всех и. Если честно, то изначально я и не думала продолжать эту историю, но получив несколько комментариев изменила свое мнение. Отдельное спасибо.

Но все равно я не буду его колупасить хорошее слово, правда — колоть и пасти в одном. У него был ответ на любой вопрос, и приходил он не в первый. Я ему никогда не открываю. Он слишком много говорит.

Даже если он и не знает ответа, то всегда говорит, что… вы понимаете… а что если его по физиономии… в мыслях. Если воображаемым, то чем угодно. Например жирным блином… ой, как неприятно. Не хочешь, тогда получи еще один горелый. Да что я волнуюсь? Сегодня у меня есть два преимущества — закрытая дверь и свистящий чайник. Слабоватый свисток и очень раздражительный.

Его голос звенел, правда, сильно, с фальцетом, но так же раздражительно. Не успел ничего произнести, как заговорил. Знаю, что на короткий вопрос обычно дают короткий ответ. Но что бывает при коротком ответе, не всегда ожидаемо. А у меня был короткий ответ? Сколько слов в коротком ответе? Я просто ухожу на кухню, оставляя молодого человека говорить в дверь заученный текст. Пусть это не так вежливо, но и они тоже не очень учтивы.

Очень смешно, когда он говорит, а его никто не слушает. А что если дверь научить разговаривать? Она будет отвечать и учить уму-разуму этих бездельников.

Только учить ее нужно по моей зеленой тетрадке. Там всегда найдется пара-тройка нужных фраз. Не факт, что он уйдет, но для этого есть запасная дежурная фраза. Я ее оставляю на самый крайний случай. Она мне не нравится, но эффективно действует на заговорщиков.

Что в этой фразе такого страшного. Вернувшись на кухню, я выключил чайник и заварил в своей именной кружке яблочный чай. Вдыхая ароматы яблочного нектара, я любил сидеть на кухне на угловом диванчике и думать о предстоящем дне. Без яблочного чая вряд ли бы это получилось. Да и с обычным тоже не думаю, что мысли мои были бы хорошими. Поэтому эти две составляющие были необходимы. После чая будет каша, но сперва чай. К окошку подлетела сорока и присела на выступ за окном.

Никогда я не видел, чтобы такие крупные птицы садились на приоконные жердочки. В основном это привилегия воробья, синицы, на крайний случай голубя, а тем, кто побольше, остается или взлетать на провода, играя городские романсы на струнах это фраза не из тетради, так говорит моя маманатянутых между многоэтажками, либо крутиться около скамеек, выпрашивая хлеб у беззаботных старушек. Сорока провела на этом перешейке не более мгновения — она использовала эту жердочку как привал для отдыха или скорее как возможность оттолкнуться, трамплин для достижения большей высоты.

Через мгновение она взметнулась, заработала крыльями и скользя по мокрой жердочки старалась взлететь, но пошла вниз, совершив пике, неожиданное для самой. Тогда помнится я глубоко вздохнул и сделал это так громко, как будто мое горло — это мусоропровод и в высвободившемся воздухе были бутылки, консервные банки, которые летят в темную неизвестность с грохотом и треском… Я вздохнул еще раз… Зачем я себя обманываю? Я прекрасно знаю, в чем.

Только эти воспоминания гложут меня, оставляя в районе груди осадок по ощущениям напоминающий проглоченный каменный орех. Тринадцать дней назад приходила моя сестра с детьми.

У меня есть сестра. Звучит как будто уменьшительное от Вероны. Я ее так и зову, но ей не очень нравится. А мне кажется, что это звучит, как комплимент, все равно, что называть человечка человеком. Ей 32, но у нее уже есть семья, двое детей и она представляет полную мою противоположность. Дело в том, что она говорит так, как видит. А как может видеть взрослый человек? Она не понимает, что скамейка точь-в-точь походит на крокодила, а человек со шляпой на шпиона, который прячет глаза, он скрывается.

Да, волосы у меня не такие густые, но зачем об этом, можно и промолчать. И при этом она спокойно говорит о Жоржике, своем старшем, сыне, препротивным малом, который занял первое место в брейн-ринге на школьной олимпиаде. Известное дело — вопросы у соперника были минимум как на поколение легче.

Мне кажется все это гнусным, но также смешным по своей нелепости и ненужности. Мне начинает казаться, что люди специально создают семью, чтобы окружать себя бессмысленными заботами.

Я смеюсь, а сестра всегда это чувствует и раздражается. Был шикарный стол, очередные вареники и не. Были все самые близкие, кроме отца и моих друзей. Отец был в самой, наверное, дальней в своей жизни командировке и наверное самой долгой.

Место, куда он поехал, располагалось в районе Африки, в самой его нижней части, если смотреть по карте. Его уже не было пять месяцев. Мама говорила, что он ищет рудимент, который уже отчаялись найти не только наши, но и западные ученые и, что именно он напал на след этого рудимента.

Я не совсем понимал, что такое рудимент и все тонкости его деятельности, но все равно гордился. Есть узники в темницах, а есть узики в домах. Среди гостей не было его сверстников, да и съев салат и вареники, он сидел и зевая очищал банан. Я понимал, что этот вопрос был из игры и, поэтому он его хорошо. Почему он меня назвал чайником.

Я что очень похож на него? Виолета отошла, даже не всхлипнув. Она привыкла к такому нерадивому отношению и ждала, когда вырастит, чтобы ему отомстить. Я, например, и сейчас могу неделями дома сидеть. Да и отец. Как приежает из командировки, его никуда за уши не вытащишь. Я вообразил, как мы с мамой тянем отца за уши, например в кино. Уши у него покраснели, увеличились и стали напоминать слоновьи. Жоржик часто подтрунивал надо.

Для этого не обязательно было ждать моего юбилея. Для этого подходил любой календарный праздник или выходной. Хотя это подтрунивание можно было назвать издевкой, глумлением, насмешкой, измыванием.

Может, я конечно преувеличиваю. Он все же ребенок. Да я тоже… пусть и… большая детина так меня называет сестра, но я не обижаюсь. Но ведь это не повод, в мой то праздник. А что если действительно так? Он хоть и ест меня еще одно слово, которое означает нехорошее отношение к кому-либо — есть, пить и откусыватьно далеко не дурак.

Если это правда, тогда что? И тогда, подтверждая слова Жоржика, я вспомнил некоторые факты: И только папа бегал по магазинам. Мама в тот день была такой красавицей. Ее голубое платье и прическа фантастическая, словно она принцесса. И она меня всегда успокаивала и не давала в обиду. А у меня тоже было что сказать: Тоже никуда не выходили, остались там совершенно одни в доме. Ему явно понравилось то, что он был в центре внимания и то, что его информация стала для всех конфликтной.

Это ограничивает права ребенка. Он стоял как рыцарь в доспехах. Самоуверенный болван — весь проджинсованный и лакированный голова у него блестела, как и нос. Жоржик пригладил свои итак тщательно уложенные волосы — прядь к пряди, волос к волосу, почесал нос и спросил: Он что из секонд хэнда?

Мой костюм — рыжий халат, одетый на синюю пижаму с якорьками плюс зеленые тапочки с червячками мне очень нравился. Да, тапочки были куплены на распродаже… а что за секонд хэнд?

Не переводится, даже моим мировосприятием. Розовое лицо баронета приобрело лиловый оттенок. Уязвленный до глубины души баронет повернулся на каблуках и вышел из кабинета, не сказав более ни слова. Хотя Уилфред Муллинер посвятил жизнь химическим изысканиям, непрактичным мечтателем он отнюдь не. И в случае необходимости мгновенно преображался в человека действия.

Не успела дверь закрыться за его посетителем, как Уилфред уже отправился в "Старейшие пробирки" — прославленный клуб химиков в Сент-Джеймсе. Теперь в его распоряжении были все необходимые сведения. Он решил, что Анджела заточена в ффинч-Холле. В том, что она где-то заточена, он не сомневался с самого начала. Разумеется, написать такое письмо ее принудили угрозами.

Книга Погоня за парнем мечты - читать онлайн, бесплатно. Автор: Ирина Мазаева

Почерк принадлежал Анджеле, но Уилфред отказывался верить, что ей, кроме того, принадлежат чувства, а также слова, в какие эти чувства были облачены. Ему припомнился роман, в котором героиня была вынуждена совершать действия, глубоко ей противные, — и потому лишь, что кто-то стоял у нее над душой с бутылью серной кислоты в руках.

Вполне возможно, что этот прощелыга-баронет проделал с Анджелой нечто подобное. Учитывая такую возможность, он не винил ее за отзыв о нем, Уилфреде, во втором абзаце письма. Не поставил он ей в укор и холод подписи "Искренне Ваша, А. Естественно, когда баронеты угрожают плеснуть за шиворот малую толику серной кислоты, утонченная и чувствительная девушка не может тратить время на выбор слов.

Такая ситуация по необходимости возбраняет тщательные поиски mot juste[2]. День застал Уилфреда в поезде на пути в Йоркшир. Вечер застал его в "Гербе ффинчей", уютной гостинице в деревушке, сквайром которой был сэр Джаспер.

А ночь застала его в садах ффинч-Холла, где он бесшумно рыскал вокруг дома и напрягал слух. То был звук женских рыданий. Уилфред провел бессонную ночь, но к утру у него был готов план действий.

Достаточно сказать, что примерно через неделю Уилфред щедрым подкупом побудил камердинера внезапно уехать к сраженной внезапным недугом любимой тетушке, предложив — дабы не причинять неудобств своему нанимателю — в заместители себе собственного двоюродного брата. Как вы, быть может, догадались, этот двоюродный брат был не кто иной, как Уилфред. Перед тем как покинуть Лондон ради, как он прекрасно понимал, трудного и крайне опасного предприятия, Уилфред из предосторожности заехал к известному костюмеру и приобрел у него рыжий парик.

И еще он купил синие очки, хотя для роли, которую он теперь должен был играть, они оказались более чем бесполезными. Камердинер в синих очках не мог не вызвать живейших подозрений у самого доверчивого баронета.

А потому Уилфред ограничился в своей подготовке тем, что надел парик, сбрил усы и слегка намазал лицо кремом "Смуглая цыганка".

Книга Погоня за парнем мечты - читать онлайн. Автор: Ирина Мазаева. balcapsrihol.tk

Затем он отправился в ффинч-Холл. Снаружи ффинч-Холл принадлежал к тем угрюмым, зловещим старинным загородным усадьбам, которые строились словно для того лишь, чтобы в них творились кошмарные преступления. Даже за краткое пребывание в окрестностях дома Уилфред заметил по меньшей мере десяток мест, которым явно не хватало крестика, указывающего, где полиция обнаружила труп. Именно в таких домах перед смертью наследника над крыльцом зловеще каркает ворон, а по ночам из-за зарешеченных окон доносятся пронзительные вопли.

И внутри дом отличала та же мрачность. А что до штата слуг, то ужаснее и вообразить было трудно. Он состоял из престарелой кухарки, которая, склоняясь над своими котлами, смахивала на персонаж бродячей труппы, дающей "Макбета" в захолустных городках на севере страны, и еще из Мургатройда, дворецкого, дюжего угрюмого детины, у которого один глаз косил, а другой горел злобным огнем. Многих все это заставило бы пасть духом. Но только не Уилфреда Муллинера! Не говоря уж о том, что, подобно всем Муллинерам, он был храбр как лев, ничего другого он и не ожидал.

А потому приступил к своим обязанностям, держа ухо востро, и вскоре его бдительность была вознаграждена. Однажды, затаившись в скудно освещенных коридорах, он увидел, что по лестнице поднимается сэр Джаспер с подносом, нагруженным ломтиками поджаренного хлеба, неполной бутылки белого вина, перечницей, солонкой, блюдом с овощным гарниром и еще одним, накрытым крышкой, под которой, как определил Уилфред, осторожно принюхавшись, покоилась свиная отбивная.

Осторожно прячась в тени, он последовал за баронетом на самый верх лестницы. Сэр Джаспер остановился у двери третьего этажа. Дверь отворилась, оттуда высунулась рука, поднос исчез, дверь затворилась, и баронет пошел обратно. Он ведь увидел то, что хотел увидеть, обнаружил то, что хотел обнаружить. Вернувшись на половину слуг, он под злобным наблюдением Мургатройда начал вынашивать свои планы. Мургатройд смерил его угрожающим взглядом. Уилфред не мог сдержать невольной дрожи. Но, даже и невольно дрожа, он испытывал некоторое облегчение.

Во всяком случае, подумалось ему, голодом его возлюбленную не морят. Котлета пахла на редкость аппетитно, и, если меню постоянно было на такой высоте, на питание Анджела пожаловаться не могла. Но облегчение его длилось недолго. В конце-то концов, что значат котлеты, спросил он себя, для девушки, заточенной в зловещем загородном доме и принуждаемой вступить в брак с нелюбимым? Да ничего они не значат! Когда сердце страдает, котлеты всего лишь паллиатив, а не целительный бальзам.

И Уилфред гневно обещал себе, что не минует и нескольких дней, как он отыщет ключ от этой запертой двери и умчит свою любовь навстречу свободе и счастью. Единственной помехой для осуществления этого плана были трудности, сопряженные с обретением ключа. В тот же вечер, пока баронет обедал, Уилфред тщательно обыскал его спальню. И ничего не нашел. Он вынужден был заключить, что ключ его наниматель держит при. Так как же заполучить его?

Не будет преувеличением сказать, что Уилфред Муллинер зашел в тупик. Мозг, который наэлектризовал научный мир открытием, что, смешав крепкий кислород с калием, плеснув в смесь тринитротолуола и капельку выдержанного коньяка, вы получите пойло, которое можно импортировать в Америку как шампанское по сто пятьдесят долларов за ящик, — этот мозг был вынужден признать свое бессилие. Анализировать состояние чувств нашего молодого человека в течение следующей недели, тянувшейся издевательски медленно, значило бы попросту впасть в депрессию.

Жизнь, разумеется, не может состоять исключительно из солнечного сияния, и, излагая подобную историю, представляющую собой сочный ломоть жизни, мраку приходится уделять не меньше места, чем свету. Тем не менее подробное описание душевных мук, которые терзали Уилфреда Муллинера, пока день следовал за днем, не принося решения задачи, утомило бы. Вы все люди незаурядного ума и способны сами представить себе, что испытывал пылкий, глубоко влюбленный молодой человек, зная, что его любимая томится практически в сырой подземной темнице, хотя и расположенной на третьем этаже.

И как он корил себя за неспособность освободить. Глаза у него запали, скулы торчали, он худел, и эти перемены во внешности были столь заметными, что как-то вечером сэр Джаспер ффинч-ффароумир упомянул про них с нескрываемой завистью.

Если судить по еженедельным записям в книге хозяйственных расходов, вы едите, как изголодавшийся эскимос, и все же в весе не прибавляете? А я помимо отказа от сливочного масла и картофеля начал каждый вечер перед отходом ко сну пить горячий неподслащенный лимонный сок и тем не менее будь я проклят, — сказал он, ибо, как все баронеты, был склонен к соленым выражениям, — нынче утром после взвешивания оказалось, что я прибавил еще шесть унций. Вы когда-нибудь видели толстого камердинера?

И никто другой не. А ведь едва ли на протяжении дня выберется минута, когда камердинер не жевал бы чего-нибудь. Он встает в половине седьмого, а в семь пьет кофе с поджаренным хлебом.

В восемь он завтракает овсянкой, сливками, яичницей с грудинкой, джемом, хлебом с маслом, затем накладывает себе еще яичницы с грудинкой, еще джема, еще масла, снова наполняет чашку чаем и завершает завтрак куском холодной ветчины и сардинкой.

В одиннадцать часов поглощает кофе, сливки и опять-таки хлеб с маслом. В час дня — второй завтрак, обильный, с большим количеством крахмала и пива.

А если сумеет подобраться к портвейну, то пьет портвейн. В три он перекусывает. В четыре снова перекусывает. В пять — чай и поджаренный хлеб с маслом.

В семь — обед, почти наверное с мучнистым картофелем и непременно с пивом в больших количествах. В девять снова перекусывает. А в десять тридцать удаляется спать, захватив стакан молока и тарелку сухариков на случай, если ночью он проголодается.

И тем не менее он остается худым, как гороховый стручок. Я же много лет соблюдаю строгую диету, но тяну на весах двести семнадцать фунтов и отращиваю третий добавочный подбородок. Кабинетная турецкая парильня прибыла в положенный срок и была распакована, а примерно на третий вечер Уилфред, предававшийся в столовой для слуг мрачным размышлениям, был отвлечен от них Мургатройдом.

Тебя сэр Джаспер зовет. Из верхних сфер дома доносились пронзительные вопли, явно исторгаемые смертельными муками.

Уилфреду очень не хотелось вмешиваться, если — что казалось наиболее вероятным — его наниматель намеревался испустить дух в страшной агонии, однако Уилфред был добросовестным человеком, и пока он находился в этом зловещем доме, долг требовал, чтобы он выполнял обязанности, за которые ему платили. И Уилфред поспешил наверх. Войдя в спальню сэра Джаспера, он увидел малиновое лицо баронета, торчащее над верхним краем кабинетной турецкой парильни. Следуя ему, я вставил штырь А в паз Б, закрыл защелку В.

Я не могу выбраться. И проклятый аппарат становится горячее адских вертелов! Я должен извиниться за выражения сэра Джаспера, но вы же знаете баронетов! Да я тут сварюсь! Легкий ветерок шевелит листья в саду. Сдувает пар над моей чашкой. Напитывает воздух влажным запахом прелой лесной подстилки. Босым ногам приятно прикосновение нагретого солнцем пола.

Между прочим — из настоящего дерева. Я вполне могу позволить себе такую роскошь. Император неплохо заботится о своих отставных офицерах. Тем более — о героях войны. Я как раз такой герой. Человек, выполнивший свой долг и списанный по состоянию здоровья. Может, слыхали — Джорджия, год? Хотя, откуда — про это не очень много трепались по визору. Важно то, что я вполне могу позволить себе и этот уютный особнячок в зеленом пригороде, и другие мелкие радости жизни.

Вроде регулярного прохождения процедуры омоложения. Несмотря на свои сорок пять, выгляжу я максимум лет на двадцать восемь. И еще я понимаю толк в хорошем коньяке, снаряжении для подводной охоты и морской кухне. Время от времени очередной благотворительный фонд с длинным непроизносимым названием переводит на мой счет довольно крупные суммы.

Шейла зябко кутается в мой купальный халат. Усаживается напротив меня, спиной к саду. Копируя мою позу, вытягивает ноги. Чудо, а не ножки, скажу я. Умелая, но не развращенная. Красивая, но не смазливая. Легко поддерживает беседы на любые темы. Внимательно слушает меня, когда я немного перебираю с коктейлями, дает выговориться, прежде чем рассказать о том, какая музыка ей по душе.

И о выставке настенных граффити двадцать первого века.